Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: библиотека для юношества (список заголовков)
21:33 

Из "Дневника фокса Микки" (Саша Черный)

Третью неделю живу в Париже, - рю д'Ассомпсион (Успенская улица),
дом 16. Третий этаж направо.
Вы бы меня и не узнали: лежу у камина на подушечке, как фарфоровая
кошка. Пахнет от меня сиреневым мылом, сбоку зеленый галстук. На
ошейнике - серебряная визитная карточка с адресом... Если бы я умел
говорить, украл бы франк и купил себе манжетки...

***
Был с Зиной в синема. Очень взволнован. Как это, как это может
быть, чтобы люди, автомобили, дети и полицейские бегали по полотну?! И
почему все серые, черные и белые? Куда же девались краски? И почему
все шевелят губами, а слов не слышно?.. Я видел на чердаке в коробочке
засушенных бабочек, но, во-первых, они не двигались, а во-вторых, они
были разноцветные...

Вот, Микки, ты и дурак, а еще думал, что ты все понимаешь!

Представление было очень глупое: он влюбился в нее и поехал на
автомобиле в банк. Она тоже влюбилась в него, но вышла замуж за его
друга. И поехала на автомобиле к морю с третьим. Потом был пожар и
землетрясение в ванной комнате. И качка на пароходе. И негр пробрался
к ним в каюту. А потом все помирились...

Нет, собачья любовь умнее и выше!

Непременно надо изобрести синема для собак. Это же бессовестно -
все для людей: и газеты, и скачки, и карты. И ничего для собак.
Пусть водят нас хоть раз в неделю, а мы, сложив лапки, будем
культурно наслаждаться.
_______

Замечательная книга и именно с этими иллюстрациями! Стоит копейки!
Художник Евгения Двоскина.

@темы: Библиотека для детей, Библиотека для юношества, Замечательная книга, Иллюстраторы

21:20 

Паустовский о Лермонтове и Щербатовой

Не знала, что Паустовский писал о Лермонтове.

Небольшая повесть эта называется "Разливы рек. О Лермонтове на Кавказе" и посвящена, главным образом, нескольким дням из жизни поэта и отношениям его с княгиней Марией Алексеевной Щербатовой (не путать с М.Г.Щербатовой).
Известно, что она вышла первым браком и довольно неудачно за человека богатого, который вскоре скончался. Но из-за того, что и сын ее умер во младенчестве, она лишилась большей части состояния, которое вернулось к родственникам мужа.
В этом смысле интересна параллель с Натальей Гончаровой. Говорят, что после смерти Пушкина все имущество отошло к его отцу, который будучи человеком прижимистым, ни рубля не отдал своей невестке и внукам...

Это из-за Щербатовой Лермонтов дуэлировал с сыном французского посланника Барантом, за что впоследствии был выслан на Кавказ.
"18 февраля рано утром на Парголовской дороге, за Чёрной речкой, недалеко от того места, где Пушкин стрелялся с Дантесом, состоялась дуэль, закончившаяся бескровно. Дуэль сначала проходила на шпагах, а после на пистолетах, причём Барант стрелял в Лермонтова, но промахнулся, Лермонтов же выстрелил в воздух..." (с) Ираклий Андроников.

Лермонтов посвятил Щербатовой несколько стихотворений. Одно из них звучало так:
"Отчего"

Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно... потому что весело тебе.
1840

Рисунок - литография Шертля с оригинала Дафингера.

@темы: Библиотека для юношества, Писатели

00:20 

Воспоминания о Лермонтове

Bookmade
Просматривала биографию Лермонтова на разных сайтах.
Откровенно говоря, понравился и запомнился (и пригодился) только один.
Который, думаю, стоит занести в библиотеку:
lermontov.niv.ru/lermontov/vospominaniya/vospom...
Здесь собраны воспоминания его современников. По большей части, довольно искренние.
Записи снабжены комментариями, что удобно, так как не все помнили четкие даты и
где-то есть путаница.

Лермонтов в вицмундире лейб-гвардии Гусарского полка.
1834. Художник Ф.О. Будкин

Кстати, по современным стандартам этот портрет являет молодого человека довольно приятной внешности. Бабушка Лермонтова заказала эту картину по случаю производства внука в корнеты.
Теперь остается только догадываться, насколько сходство было убедительным - в половине воспоминаний современники наперебой говорят о том, как Лермонтов был некрасив, другие же им противоречат. Со временем, как мы знаем, стандарты красоты меняются. Впрочем, приукрашивал действительность художник или нет, мне не особо важно. Мне просто нравится портрет.

@темы: Библиотека для юношества, Писатели, Сочинительство в теории

20:16 

Смоллет. Приключения Перегрина Пикля

Пока бродила по центру, нашла в Книжной лавке писателей Смоллета "Приключения Перигрина Пикля" в довольно симпатичном состоянии и всего за 80 рублей, что для букинистического издания 1955 г. весьма дешево. Взгляд опять упал на "Снежную королеву" с илл. Ерко, там уже 950 рублей. Прямо перегнали Центральный дом книги на Невском!

На Озоне тот же Смоллет тоже есть, но уже за 560 рублей (ох-ох)...

Немного об этой книге: (из вст.слова А.Елистратовой)

"Веселая книга, или Шалости человеческие" - под таким заглавием вышел в 1788 году первый русский перевод "Приключений Перигрина Пикля". Комизм нелепых происшествий, вызванных чудачествами героев, действительно занимал в этом романе большее место, чем в каком-либо другом произведении Смоллета...

Основное, что занимает здесь Смоллета и определяет внутреннюю целеустремленность похождений его героя, - это проблема эгоизма как главного, тайного или явного двигателя человеческих поступков. "Приключения Перигрина Пикля" написаны в обычной для английской литературы XVIII века форме жизнеописания героя. Но Смоллет строит биографию Пикля так, что в развитие сюжета вовлекаются все новые и новые области действительности, и роман, который мог сперва показаться энциклопедией фривольных анекдотов, разворачивается как широкая панорама частных и общественно-политических нравов буржуазно-помещичьей Англии XVIII века.

Великолепные реалистические эпизоды, рисующие политическую карьеру героя и ее позорный конец, составляют кульминационный пункт романа."

@темы: Библиотека для юношества

11:00 

Выступление Бродского перед выпускниками Мичиганского университета

Анн-Арбор, декабрь 1988

Рассматривайте то, что вы сейчас услышите, просто как советы верхушки нескольких айсбергов, если так можно сказать, а не горы Синай. Я не Моисей, вы тоже не ветхозаветные евреи; эти немного беспорядочные наброски, нацарапанные в жёлтом блокноте где-то в Калифорнии, - не скрижали. Проигнорируйте их, если угодно, подвергните их сомнению, если необходимо, забудьте их, если иначе не можете: в них нет ничего обязательного. Если кое-что из них сейчас или в будущем вам пригодится, я буду рад. Если нет, мой гнев не настигнет вас.

читать дальше

@темы: Библиотека для юношества, Писатели, Сочинительство в теории

18:45 

Ю. Яковлев. Рыцарь Вася

lucy <3
13:23 

Хочу поделиться с вами одной сказкой

По-моему, чудесная вещь, в духе рассказов Уэллса и О'Генри.
И очень, очень душевная. Автору и вдохновителю за нее надо сказать отдельное спасибо.:)
Илл.Виктории Казымовой
Оригинал можно найти здесь >>>

О происхождении химер или Сказка про Гадость

Я буду очень симпатичной гадостью. Я даже знаю, как буду выглядеть: нечто небольшое, похожее на длинную ящерицу на собачьих лапах, с рожками на голове как у улитки, клыкастое, но не слишком кусачее, зато ядовитое.
И с маленькими атрофированными сугубо декоративными цветными крылышками. На картинке я буду притворяться спящей, обернувшись вокруг камня.
Когда ты будешь водить по мне пальцем, я буду мурчать и щурить глаза. А если ты угостишь меня молоком или порежешь дольками
яблоко, я, может быть, выберусь из книжки, чтобы полакомиться, а тебе дам погладить меня по крылышкам. А когда книжка будет захлопнута, я буду тихонько спать на страничке. Тепло, сухо, пожелтевшие листы - красиво, и в соседях много удивительных тварей. Чем не жизнь?
Отрывок из письма

А я маленькая гадость…!
Песенка из мультфильма

Обида на весь мир может принимать разные формы, но мало кто знает, что если обидеться по-настоящему сильно, то можно превратиться в свою обиду. Это и неудивительно: те, с кем это случилось, уже ничего не расскажут, а у остальных просто не хватит воображения. И только потом люди будут снова и снова восхищаться фантазией предков и гадать, чем вдохновлялись иллюстраторы средневековых манускриптов и создатели готических химер. Да ничем. Химеры пришли сами.
Факт

***

Маленькая Гадость была Гадостью так давно, что почти забыла, что когда-то не была ею. Поначалу она жила в небольшой лавке, торговавшей всякой стариной, ценной и не очень, но одинаково покрытой пылью и местами потёртой и отбитой по уголкам. Ей казалось, что, обвившись вокруг ручки симпатичного плоского медного чайника, похожего на лампу Алладина, она сольётся с интерьером и не привлечёт к себе внимания. Но чайники и кофейники, и плоские, и высокие фигурные, оказались ненадёжным приютом: покупатели без конца брали их в руки, привлечённые причудливой формой и очевидной нехрупкостью. Один раз Гадость даже чуть было не купили: она мирно дремала под крышкой и еле успела выскользнуть через носик, прежде чем за её чайником со звоном колокольчика и дребезжанием стекла захлопнулась дверь в большой мир.
В большой мир она не хотела. Ей хотелось тишины и покоя, и ещё, пожалуй, конфет, но о жизни в кондитерской она даже не мечтала. Сладости, увы, несовместимы с тишиной, потому что привлекают самые звонкие разновидности человеческого рода – девушек и детей. А если представить себе, какой визг произведёт существо женского пола, краем глаза приметив рядом со своим шоколадным эклером нечто вроде клыкастой ящерки на собачьих лапах, с улиточьими рожками и крохотными разноцветными крылышками… Нет-нет, лучше забыть о сладостях вовсе: об эклерах, о драгоценных полупрозрачных мармеладинах, о терпкой вишне в шоколаде и о сугробах сладких сливок. Поэтому Маленькая Гадость решила поселиться в музее, который удачно располагался прямо через дорогу от её антикварной лавки.
До музея она додумалась не сама. В самом дальнем углу магазина, на полке дубового буфета, похожего на замок графа Дракулы, стояло китайское блюдо с фениксами и драконами и кривой молнией-трещиной посередине. Блюдо якобы относилось к эпохе династии Минь, и поэтому за него, несмотря на трещину, была заломлена несусветная цена. Иногда хозяйке предлагали плату раза в три меньше, она неизменно отказывала, но и это случалось всё реже и реже, потому что под слоем пыли блюдо постепенно становилось невидимкой. Впрочем, это вполне устраивало одного из его обитателей, который был совсем не роднёй китайским драконам. Трудно сказать, чем он был – если очень сильно обидеть павлина и немедленно скрестить его с гремучей змеёй, возможно, получится что-то подобное. Павлинозмей пребывал в этом обличье уже так долго, что перестал соскальзывать с поверхности, чтобы размяться, и потихоньку пылился и выцветал вместе с блюдом. Но иногда его ещё можно было вытянуть на разговор. Он-то и рассказал Гадости про музей.
Китайское блюдо около сотни лет хранилось в его запасниках, где-то в тёмном уютном подвале с идеальным температурным режимом, на мягкой подстилке в тёмном уютном закрытом шкафу, пока однажды его не извлекли на свет чьи-то неловкие руки в белых перчатках. А дальше произошло два события: блюдо уронили, результатом чего стала трещина-молния, и разглядели как следует впервые за много лет, результатом чего стало его изгнание из музейного рая. Эксперты тщательно изучили орнамент и пришли к выводу, что это вовсе не оригинал, а довольно изящная, но подделка, потому что гремучих змей не рисовали в Китае в эпоху Минь. Блюдо списали из музейных фондов и продали на благотворительном аукционе, и так начались его скитания по антикварным ярмаркам и салонам, завершившиеся в итоге вампирским буфетом напротив того же музея. Обитатель блюда тихо надеялся, что здесь о нём снова постепенно забудут, ну или, на худой конец, разобьют совсем, потому что он давно устал даже от такого нетребовательно-плоского существования.
После столь длинного рассказа змей замолчал надолго – Гадость даже подозревала, что навсегда. А она начала мечтать о тёмном уютном шкафу, откуда её, может быть, достанут раз в сто лет. Оставалось только придумать, как туда попасть.
И однажды необыкновенная удача улыбнулась ей (этой красавице всё равно, кому улыбаться – хоть розам, хоть химерам). Был октябрьский день, залитый светлым мёдом затянувшегося «бабьего лета». Тротуары шуршали, и львы перед входом в музей ревниво сторожили охапки листьев между каменных лап. Гадость сидела в витрине, притворяясь украшением на крышке фарфорового кувшина, и довольно жмурилась, подставив длинную мордочку сладким золотым лучам. Она всегда любила осень, но когда-то от осени у неё щемило сердце, а теперь щемить было нечему и можно было просто впитывать её каждым завитком хвоста. Нельзя сказать, чтобы она специально смотрела в окно – подробности мира интересовали её всё меньше и меньше. Но почти случайно, краешком зеленого глаза, она подметила человека в длинном, подметающем листья пальто, который спустился по широким ступеням музея и направился прямо через дорогу. Когда хриплый колокольчик объявил его появление в лавке, Гадость уже была начеку. Кто знает, ведь человек, который вышел из музея, вполне может захотеть туда вернуться?
читать дальше

@темы: Библиотека для юношества

18:22 

Замечательные стихи

для детей и взрослых пишет одна чудесная женщина!

Начало про дракона

Не в лесу, не на горе,
У соседа во дворе
Вылупился не цыплёнок,
А дракончик в сентябре.

У него был длинный нос
Шея длинная и хвост
Пара крыльев и вдобавок
Очень, очень длинный рост.

Он гонялся за котом,
Охранял соседский дом,
Обожал погрызть печенье
Запивая молоком.

Каждый день он рос и рос
Чуть курятник не разнёс.
Голова в дверях торчала
Удивлённо как вопрос.

В понедельник на рассвете
Вдруг поймал попутный ветер,
Вскинул крылья и взлетел,
В синем небе солнце встретил,

Полетал вокруг с пол дня,
Пыль на улицах поднял,
Напугал козу и кошку
И совсем чуть-чуть меня.

Через месяц, в октябре
Он проснулся во дворе,
Повздыхал, поднялся в воздух,
И направился к горе.

Говорят, что вырыл клад
И вернулся с ним назад,
Но никто не видел клада
И дракона год подряд.

@темы: Библиотека для детей, Библиотека для юношества

14:07 

Валентин Катаев

Пенсне (глава из воспоминаний Валентина Катаева "Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона")

Думаю, причиной этого случая было папино пенсне — со стальной дужкой, пробковыми прокладочками в тех местах, где оно защипывало переносицу, и черным шнурком, пристегивавшимся к верхней пуговице жилета. Теперь такие пенсне называются старомодными или даже чеховскими и встречаются лишь на сцене, когда требуется изобразить дореволюционного интеллигента.
Вижу, как папа надевал и снимал пенсне, беря его за металлическую петельку и отставляя в сторону, а то и просто сбрасывал легким движением пальцев, причем оно повисало на шнурке и некоторое время, поблескивая овальными стеклами, качалось как маятник, и тогда я видел по сторонам папиной переносицы коралловые вдавлинки, делавшие его бородатое лицо особенно милым и обезоруживающе растерянным.
читать дальше.

@темы: Библиотека для юношества, Библиотека для детей

21:02 

Льюис Кэрролл. Путешествие в Россию

Источник@

В июле-августе 1867 г. Чарльз Латуидж Доджсон (1832-1898), более известный под псевдонимом Льюис Кэрролл, по приглашению своего друга и коллеги Генри Парри Лиддона (1829-1890) совершил вместе с ним поездку в Россию. Это путешествие было предпринято не из одного лишь желания повидать далекую и в те годы мало известную в Англии страну. Оно имело целью установление более тесных связей между Англиканской и Русской православной церквами.

В течение поездки писатель вёл дневник, с которым можно ознакомиться можно по ссылке наверху.

@темы: Писатели, Библиотека для юношества

17:53 

К.Моисеева. В древнем царстве Урарту.



С илл. А.Кокорина. Научная редакция Б.Б.Пиотровского.

@темы: Библиотека для детей, Библиотека для юношества

17:53 

Мировая цифровая библиотека

Поскольку про ее открытие уже много чего писали, я просто дам ссылку. Пользуйтесь на здоровье!

@темы: Библиотека для детей, Библиотека для юношества

00:44 

Бармаглот

Эдвин Влип
No problems. Troubles only!
Варкaлocь. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын,
Он так свирлеп и дик!
А в глуще рымлет исполин,
Злопастный Брандашмыг.

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тум-тум.

Он встал под деревом и ждет,
И вдруг граахнул гром -
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем.

Раз-два, раз-два, горит трава,
Вжи-вжи, стрижает меч,
Ува-ува, и голова
Барабардает с плеч!

О светозарный мальчик мой,
Ты победил в бою.
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!

Варкaлocь. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки
Как мюмзики в мове.

Льюис Кэрол в переводе Е. Орловой и О. Демуровой

@темы: Алиса в Стране Чудес, Библиотека для детей, Библиотека для юношества, Переводы

13:50 

Агата Кристи: о книгах (выдержки из автобиографии)

Источник@
(скачать книгу)


Волшебные сказки играли в моей жизни большую роль. Бабушка дарила мне книги на день рождения и на Рождество: «Желтая книга волшебных сказок», «Голубая книга волшебных сказок» и так далее — я любила все и перечитывала их снова и снова. Еще был любимый сборник рассказов о животных, написанный Эндрю Лэнгом, включающий, среди прочих, рассказ «Андрокл и лев».
Примерно тогда же я открыла для себя серию книг миссис Моулсворт, самой известной тогда детской писательницы. Эти книги сопровождали меня многие годы, и, перечитывая их теперь, я снова убеждаюсь, что они очень хороши. Конечно, нынешние дети нашли бы их устаревшими, но миссис Моулсворт искусно закручивала сюжет и умела создавать характеры. «Рыжие», «Просто малыш», «Господин Крошка» предназначались для совсем маленьких, так же как и множество волшебных сказок. Мне и сейчас случается перечитывать «Часы кукушку» и «Комнату с гобеленом». Но самую любимую из всех — «Хутор на четырех ветрах» — я нахожу теперь неинтересной и не понимаю, почему она так сильно нравилась мне в детстве.

Чтение считалось слишком большим удовольствием, чтобы стать добродетелью. Никаких сказок до обеда. Предполагалось, что по утрам нужно делать что нибудь «полезное». И по сей день, если после завтрака я сажусь почитать какой нибудь роман, то чувствую себя виноватой. По воскресеньям запрещались карточные игры. Я преступила заповедь Няни, считавшей карты «дьявольскими картинками», но и много лет спустя в воскресный день за бриджем не могу избавиться от ощущения, что делаю что то дурное.

Неожиданно мама, охваченная страстным энтузиазмом по новому направить образование девочек, склонилась к совершенно новой точке зрения: ребенку нельзя позволять читать до восьми лет — это полезнее для глаз, да и для головы.
Однако на этот раз у мамы ничего не получилось. Если сказка, прочитанная вслух, мне нравилась, я обычно просила потом книжку и изучала страницы, которые, сама не знаю как, постепенно становились понятными. Во время прогулок с Няней я спрашивала ее, какие слова написаны на вывесках над лавками, на афишных щитах. В результате однажды я обнаружила, что совершенно свободно читаю «Ангела любви». Очень гордая, я стала читать эту книгу вслух Няне.
— Боюсь, мэм, — извиняющимся тоном сказала Няня маме на следующий день, — мисс Агата научилась читать.
Мама очень расстроилась, но делать было нечего.
Мне не исполнилось и пяти лет, когда передо мной открылся мир книг. С тех пор я просила к Рождеству или на день рождения дарить мне книги.
Отец сказал, что если уж я умею читать, хорошо бы научиться и писать. Это оказалось далеко не так приятно.

Ранняя смерть и неизлечимая болезнь были по тем временам такими же столпами романа, как теперь жестокость и насилие. Тогда, насколько я могу судить, молодой женщине ни в коем случае не полагалось обладать оскорбительно отменным здоровьем.
Болезнь и ранняя смерть проникли и в детские книжки. Я больше всего любила книгу «Наша златокудрая Виолетта». Маленькая Виолетта — безгрешная и неизлечимо больная уже на первой странице, на последней поучительно умирала, окруженная рыдающими близкими. Трагедия смягчалась беспрестанными проказами двух ее братьев — Панни и Феркина. В «Маленьких женщинах», книге в целом веселой, автор тем не менее должна была принести в жертву прекрасную Бет. Смерть маленькой Нелл в «Лавке древностей» оставляла меня равнодушной и даже вызывала отвращение, хотя во времена Диккенса, конечно, целые семьи рыдали над ее страданиями.
Диван и кушетка, эти предметы мебели, ассоциирующиеся в наши дни с психиатрами, в викторианскую эпоху служили символом преждевременной смерти, чахотки и Романа с заглавной буквы.
Я склоняюсь к мысли, что викторианские женщины извлекали из этих обычаев немалую выгоду для себя, избавляясь таким образом от утомительных домашних обязанностей. К сорока годам они забывали все «болезни» и жили в свое удовольствие, наслаждаясь заботой преданного мужа и взвалив все домашние тяготы на дочерей. Их навещали друзья, а прелесть смирения перед лицом преследующих их несчастий вызывала всеобщее восхищение. Страдали ли они в самом деле от какого нибудь недуга? Вряд ли. Конечно, могла болеть спина или тревожили ноги, как это случается со всеми нами с возрастом. Так или иначе, но лекарством от всех болезней был диван.
Вторая из моих любимых книг повествовала о маленькой немецкой девочке (само собой разумеется, калеке), которая всегда лежала у окна и смотрела на улицу. Однажды гувернант ка, легкомысленное и эгоистичное создание, кинулась к окну, чтобы посмотреть на проходящую по улице процессию. Заинтересовавшись, калека высунулась слишком далеко, выпала из окна и разбилась насмерть. С тех пор жизнелюбивую гувернантку постоянно мучили угрызения совести, она раскаивалась до конца жизни. Все эти книги я читала с огромным удовольствием.

И конечно же Ветхий Завет, которым я наслаждалась с сaмых ранних лет своей жизни.


@темы: Библиотека для юношества, Писатели

13:46 

В.Гиляровский "Сухаревка" (отрывок).

Сухаревский рынок. Вид на Сухареву башню. Открытка начала XX века.
Сухаревка-дочь войны...
...После войны 1812 года, как только стали возвращаться в Москву москвичи и начали разыскивать свое разграбленное имущество, генерал-губернатор Растопчин издал приказ, в котором объявил, что "все вещи, откуда бы они взяты ни были, являются неотъемлемой собственностью того, кто в данный момент ими владеет, и что всякий владелец может их продавать, но только один раз в неделю, в воскресенье, в одном только месте, а именно на площади против Сухаревской башни". И в первое же воскресенье горы награбленного имущества запрудили огромную площадь, и хлынула Москва на невиданный рынок.
Это было торжественное открытие вековой Сухаревки.
Сухарева башня названа Петром I в честь Сухарева, стрелецкого полковника, который единственный со своим полком остался верен Петру во время стрелецкого бунта.
Высоко стояла вековая Сухарева башня с ее огромными часами. Издалека было видно. В верхних ее этажах помещались огромные цистерны водопровода, снабжавшего водой Москву.
Много легенд ходило о Сухаревой башне: и "колдун Брюс" делал там золото из свинца, и черная книга, написанная дьяволом, хранилась в ее тайниках. Сотни разных легенд - одна нелепее другой.
По воскресеньям около башни кипел торг, на который, как на праздник, шла вся Москва, и подмосковный крестьянин, и заезжий провинциал.
Против роскошного дворца Шереметевской больницы вырастали сотни палаток, раскинутых за ночь на один только день. От рассвета до потемок колыхалось на площади море голов, оставляя узкие дорожки для проезда по обеим сторонам широченной в этом месте Садовой улицы. Толклось множество народа, и у всякого была своя цель.
Сюда в старину москвичи ходили разыскивать украденные у них вещи, и не безуспешно, потому что исстари Сухаревка была местом сбыта краденого. Вор-одиночка тащил сюда под полой "стыренные" вещи, скупщики возили их возами. Вещи продавались на Сухаревке дешево, "по случаю". Сухаревка жила "случаем", нередко несчастным. Сухаревский торговец покупал там, где несчастье в доме, когда все нипочем; или он "укупит" у не знающего цену нуждающегося человека, или из-под полы "товарца" приобретет, а этот "товарец" иногда дымом поджога пахнет, иногда и кровью облит, а уж слезами горькими--всегда. За бесценок купит и дешево продает...
Лозунг Сухаревки: "На грош пятаков!"
Сюда одних гнала нужда, других - азарт наживы, а третьих - спорт, опять-таки с девизом "на грош пятаков". Один нес последнее барахло из крайней нужды и отдавал за бесценок: окружат барышники, чуть не силой вырвут. И тут же на глазах перепродадут втридорога. Вор за бесценок--только бы продать поскорее-- бросит тем же барышникам свою добычу. Покупатель необходимого являлся сюда с последним рублем, зная, что здесь можно дешево купить, и в большинстве случаев его надували. Недаром говорили о платье, мебели и прочем: "Сухаревской работы!"
Ходили сюда и московские богачи с тем же поиском "на грош пятаков"...
...Из властей предержащих почти никто не бывал на Сухаревке, кроме знаменитого московского полицмейстера Н. И. Огарева, голова которого с единственными в Москве усами черными, лежащими на груди, изредка по воскресеньям маячила над толпой около палаток антикваров. В палатках он время от времени покупал какие-нибудь удивительные стенные часы. И всегда платил за них наличные деньги, и никогда торговцы с него, единственного, может быть, не запрашивали лишнего. У него была страсть к стенным часам. Его квартира была полна стенными часами, которые били на разные голоса непрерывно, одни за другими. Еще он покупал карикатуры на полицию всех стран, и одна из его комнат была увешана такими карикатурами. Этим товаром снабжали его букинисты и цензурный комитет, задерживавший такие издания.
Особенно он дорожил следующей карикатурой. Нарисован забор. Вдали каланча с вывешенными шарами и красным флагом (сбор всех частей). На заборе висят какие-то цветные лохмотья, а обозленная собака стоит на задних лапках, карабкается к лохмотьям и никак не может их достать.
Подпись:
"Далеко Арапке до тряпки" (в то время в Петербурге был обер-полицмейстером Трепов, а в Москве--Арапов).
- Вот идиоты, - говорил Н. И. Огарев.
Ну кто бы догадался! Так бы и прошла насмешка незаметно... Я видел этот номер "Будильника", внимания на него не обратил до тех пор, пока городовые не стали отбирать журнал у газетчиков. Они все и рассказали.
В те времена палаток букинистов было до тридцати. Здесь можно было приобрести все, что хочешь. Если не найдется нужный том какого-нибудь разрозненного сочинения, только закажи, к другому воскресенью достанут. Много даже редчайших книг можно было приобрести только здесь. Библиофилы не пропускали ни одного воскресенья. А как к этому дню готовились букинисты! Шесть дней рыщут - ищут товар по частным домам, усадьбам, чердакам, покупают целые библиотеки у наследников или разорившихся библиофилов, а "стрелки" скупают повсюду книги и перепродают их букинистам, собиравшимся в трактирах на Рождественке, в Большом Кисельном переулке и на Малой Лубянке. Это была книжная биржа, завершавшаяся на Сухаревке, где каждый постоянный покупатель знал каждого букиниста и каждый букинист знал каждого покупателя: что ему надо и как он платит. Особым почетом у букинистов пользовались профессора И. Е. Забелин, Н. С. Тихонравов и Е. В. Барсов.
Любили букинисты и студенческую бедноту, делали для нее всякие любезности. Приходит компания студентов, человек пять, и общими силами покупают одну книгу или издание лекций совсем задешево, и все учатся по одному экземпляру. Или брали напрокат книгу, уплачивая по пятачку в день. Букинисты давали книги без залога, и никогда книги за студентами не пропадали.
Букинисты и антиквары (последних звали *старьевщиками*) были аристократической частью Сухаревки. Они занимали место ближе к Спасским казармам. Здесь не было той давки, что на толкучке. Здесь и публика была чище: коллекционеры и собиратели библиотек, главным образом из именитого купечества.
Всем букинистам был известен один собиратель, каждое воскресенье копавшийся в палатках букинистов и в разваленных на рогожах книгах, оставивший после себя
ценную библиотеку. И рассчитывался он всегда неуклонно так: сторгует, положим, книгу, за которую просили пять рублей, за два рубля, выжав все из букиниста, и лезет в карман. Вынимает два кошелька, из одного достает рубль, а из другого вываливает всю мелочь и дает один рубль девяносто три копейки.
- Семи копеечек нет... Вот получите. Знают эту систему букинисты, знают, что ни за что не добавит, и отдают книгу.
А один букинист раз сказал ему:
- Ну как вам не совестно копеечки-то у нашего брата вымарщивать?
- Ты ничего не понимаешь! А в год-то их сколько накопится?
Знали еще букинисты одного курьезного покупателя. Долгое время ходил на Сухаревку старый лакей с аршином в руках и требовал книги в хороших переплетах и непременно известного размера. За ценой не стоял. Его чудак-барин, разбитый параличом и не оставлявший постели, таким образом составлял библиотеку, вид которой утешал его.
На этой "аристократической" части Сухаревки вперемежку с букинистами стояли и палатки антикваров...

@темы: История, Библиотека для юношества

17:46 

Константин Коничев. Русский самородок. Повесть о Сытине.

Из предисловия:
"Автор этой книги известен читателям по ранее вышедшим повестям о деятелях русского искусства - о скульпторе Федоте Шубине, архитекторе Воронихине и художнике-баталисте Верещагине. Книга Константина Коничева "Русский самородок" повествует о жизни и деятельности замечательного русского книгоиздателя Ивана Дмитриевича Сытина. Повесть о нем - не обычное жизнеописание, а произведение в известной степени художественное, с допущением авторского домысла, вытекающего из фактов, имевших место в жизни персонажей повествования, из исторической обстановки."

Читать >>>

@темы: Библиотека для юношества

10:43 

О прозе Лермонтова

Нашла такую ценную вещь, как примечания к собранию сочинений Лермонтова (для написания сочинений и самообразования вообще - самое то) под ред. Эйхенбаума (изд. 1979-81 гг.) на страницах ФЭБ "Русская литература и фольклор", точнее, к его прозе.
Правда, структура этой самой библиотеки меня иногда поражает по удобству "юзабилити", выражаясь специфическим термином.
Иначе говоря, черт ногу сломит.

Если выйдете там на само СС - дайте знать, я пока в поисках.:-D


@темы: Критика, Библиотека для юношества

16:32 

Мифы и легенды на английском языке >>>
Коллекция отсортирована по географическому признаку.

@темы: Библиотека для юношества, Библиотека для детей

13:42 

"Ви помниль яблок в цвету?"

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
Благодаря сказочному подарку Sofias, которая нашла ссылку на сайт www.sabatini.ru (он же http://sabatini.clan.su), я могу поделиться с вами одним из самых больших чудес в моей жизни - иллюстрациями В. Высоцкого к "Одиссее капитана Блада" и "Хронике капитана Блада".

Я перерисовывала их в детстве под копирку. Восторг под катом

@темы: Иллюстраторы, Библиотека для юношества

14:52 

Ю.Лотман. Александр Сергеевич Пушкин. Биография писателя

Издание сопровождается подробными комментариями автора и предваряется статьей Б.Егорова о творчестве Юрия Лотмана и его работах.

Читать >>>

@темы: Библиотека для юношества

ВИНЬЕТКИ: мир детской и юношеской литературы

главная