• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: интервью (список заголовков)
02:07 

Нил Гейман в Москве

Небольшой рассказ о встрече с Нилом Гейманом разместила у себя в дневнике. Если кому интересно - милости прошу!:)
К тому же, уже есть аудио-запись встречи, ссылку на которую также отметила.

@темы: Писатели, Интервью

15:46 

Антония Байетт: «Зачем нам нужно искусство?»

Bookmade

Антония Байетт: «Зачем нам нужно искусство?»

Автор романа «Обладать» объясняет, какой должна быть литературная критика.


Антония Байетт, одна из самых известных английских писательниц, живёт затворницей и крайне редко даёт интервью. Но когда она соглашается ответить на вопросы, то делает это так же блестяще, как и пишет свои романы и эссе.

 

Читать >>>


@темы: Интервью, Критика, Сочинительство в теории

12:01 

Вперед, к вершинам мастерства!

Сооснователь нашего сообщества, художник Диана Лапшина дала небольшое интервью порталу Авторам.com. Думаю, коллегам по цеху и просто читателям будет интересно. :)

- Диана, в качестве художника-иллюстратора ты сотрудничала с такими известными издательствами, как "Астрель", "Сова", "Мир книги". Как тебе работается?

Диана.: - Работается хорошо, когда дело касается непосредственного иллюстрирования, но моя профессия такова, что надо еще найти, ЧТО иллюстрировать. Походить по издательствам, показать работы, настоять, уговорить, доказать, что ты можешь сделать красивую книгу. На сегодняшний день у меня за спиной четырнадцать книг и внушительное количество журнальных публикаций, однако, я до сих пор учусь – отслеживаю новинки, присматриваюсь к работам коллег, работаю над стилем. И, честно говоря, я уверена, что по-настоящему КРАСИВЫЕ книги у меня впереди.


Тихий снег. Д.Лапшина, 2010

- Что ты посоветуешь авторам, которые самостоятельно издают свои книги. Где найти хорошего иллюстратора? Сколько, приблизительно, будет стоить его работа?

Диана: - Найти СВОЕГО иллюстратора не так уж и сложно – сегодня для этого достаточно иметь Интернет и реально представлять, что именно тебе нужно. В сети много профессиональных иллюстраторов, которые с удовольствием возьмутся за интересный проект.

Художники не должны быть голодными, я считаю. И все время пытаюсь доказать эту простую истину заказчикам и некоторым начинающим коллегам. Хотя сама на первых этапах, что греха таить, готова была рисовать практически бесплатно, лишь бы взяли. То, за что приходится больше платить, и ценится больше. Разброс цен серьезный. Студенту, который приходит в редакцию детского журнала впервые, могут заплатить 1000 рублей за «полуполоску», а могут и 1500 и больше. Тут все от редактора зависит и от бюджета. Постоянно печатающиеся в журналах художники, к которым уже есть доверие в плане "нарисует хорошо и смотреть не надо", идут по более высоким ставкам. Во взрослых журналах и ставки за картинки "взрослые" - до семи тысяч рублей.

В книжных издательствах тоже своя арифметика. От означенных цифр и выше, с разделением по видам иллюстраций: "оборки" идут по одним ценам, полосы и развороты - совсем по другим.

Продолжение >>>

@темы: Интервью, Иллюстрация в теории

21:41 

Василий Ливанов: «Лучше меня Шерлока Холмса уже никто не сыграет!"

Источник@

Известный актер в пух и прах раскритиковал ленту Гая Ричи про английского сыщика.

«Шерлок Холмс» Гая Ричи успешно идет в российском прокате. Новый фильм про знаменитого английского сыщика устоял под натиском «Аватара» и «Черной молнии», собрав на данный момент в России 12 млн. долларов. Впрочем, многие зрители скептически восприняли фильм, в котором Холмс и Ватсон, больше похожие на оборванцев, расследуют мистическое дело с восставшим из могилы лордом-убийцей. «Наш Шерлок Холмс лучше» - таково подавляющее мнение зрителей, посмотревших картину бывшего мужа Мадонны.

Мы позвонили Василию Ливанову, который сыграл Холмса в классическом советском телефильме, чтобы узнать его мнение.

читать дальше

@темы: Интервью, Новости, анонсы, По мотивам

18:45 

Борис Стругацкий о новом проекте «Мир Обитаемого Острова»

Задайте любому любителю фантастики вопрос о лучших книгах, написанных в этом жанре, и в ответ вы обязательно услышите имена братьев Стругацких. Их миры и герои, созданные не один десяток лет назад, сегодня остаются все так же популярны. В настоящее время издательская группа АСТ готовит цикл книг «Мир Обитаемого острова»...
Вот что думает Борис Натанович Стругацкий об этом проекте.

- Борис Натанович, известно ли Вам, что АСТ планирует серию книг на тему «Мир Обитаемого Острова»? Предположительно, издательство собирается поручить группе авторов написать несколько книг, где действие происходит в придуманном вами мире.
- Да, мне все рассказали, и я уже подписал необходимые бумаги. Так что, надеюсь, "процесс пошел".

- Обычно в создании таких книг принимают участие «молодые авторы». Есть ли у Вас какие-то пожелания по выбору участников «забега»?
- Никаких конкретных пожеланий у меня нет. Надеюсь, издатель подберет хорошую команду. Выбирать есть из кого. Все ли захотят? Посмотрим.

- Будете ли Вы читать то, что напишут о мире Братьев Стругацких наверняка совершенно разные авторы?
- Хотел бы. Получится ли - вот вопрос.

- Уже много лет фанаты творчества Братьев Стругацких ждут выхода романа «Белый ферзь». В своих off-line интервью Вы подтвердили, что роман пишется (имя автора не называлось). Может быть, он выйдет в рамках нового проекта?
- Как я понял, роман "Белый Ферзь" в сериал войдет, причем в ближайшее время.

- И еще один вопрос - об экранизации «Обитаемого острова». Я слышала, что Вы отнеслись к экранизации романа благосклонно. Не изменилось ли Ваше отношение к фильму теперь, когда страсти немного поостыли?
- Я по-прежнему считаю, что сценарий сделан на редкость точно и умело. Первая серия фильма вообще хороша (особенно все, что касается Мака). Вторая получилась хуже: такое впечатление, что режиссер хотел воткнуть в фильм все, что было в книжке, - избыток информации, беспорядок, потеря структурности... Впрочем, смотреть можно и вторую серию тоже, - только вот драка в конце совсем уж никуда не годится - "Голливуд в квадрате". Короче, экранизация в целом получилась очень недурная, но, боюсь, зритель, книжки не читавший, не понял ни хрена.
_______________
А вам нужна такая серия, написанная, что называется, "по мотивам"?
Конечно, вряд ли стоит выражать претензии - каждый зарабатывает на хлеб как может. Возможно, будут действительно талантливые книги. Вопрос только в том, почему бы не издать их тогда как самостоятельные произведения?..

@темы: Интервью

18:06 

А.Курков "Школа котовоздухоплавания"

Школа котовоздухоплавания

По ночному небу лениво прогуливался до блеска начищенный полумесяц. Ветер дул снизу вверх. Видно, хотел раздуть звезды, но это ему никак не удавалось.
Кот Орлов крепко спал в своем лесном домике под высокой сосной. Пусть вас не удивляет фамилия кота: в этих местах, довольно необычных и совершенно волшебных, все коты носили и носят фамилии своих хозяев. И хоть кот давно уже жил самостоятельной лесной жизнью, фамилию свою он менять не хотел. Ему снилось теплое домашнее детство, дети, с которыми он любил играть, добрый дедушка Аким, который после каждой рыбалки делился с ним рыбой.
Вдруг в окошко постучали.

@темы: Библиотека для детей, Писатели, Интервью

11:11 

Владислав Ерко. Несколько интервью

11:50 

Филипп Пуллман: «Я люблю своих медведей…»

– В одном из интервью вы говорили, что рассказываете историю о реальных событиях и героях, но используете механизм «фэнтези». К чему ближе ваше творчество: к реализму или к фантастике?
– Мой основной интерес как читателя (другими словами, книги, которые я сам люблю читать) имеет отношение к реализму, а не к фэнтези.
Что значит быть человеком? Что значит быть живым? Что значит сознавать себя частью вселенной, которая управляется, а может, и не управляется, законом порядка, управляется богом? В которой мы, к лучшему это или к худшему, живем. Вот о чем я стараюсь писать.

Интервью >>>

@темы: Интервью

17:41 

Макс Фрай: «Читая вслух, мы возвращаемся к истокам»

Источник@

Два дня в казематах Петропавловской крепости проходил фестиваль ФРАМа. ФРАМ – это Макс Фрай + «Амфора»: сборники рассказов, которые собирает Фрай и выпускает «Амфора». Два дня подряд свои произведения читали авторы, съехавшиеся из разных городов и стран. Почему люди ходят на чтения? Чем отличается проза на бумаге и вслух? На эти и другие вопросы Макс Фрай ответил Юлии Бурмистровой.

Отрывок из интервью:

– Что получает автор, читая свои тексты вслух? Изменилось бы восприятие слушателей, если бы эти тексты читали актеры?
– Об этом, по-хорошему, надо бы спрашивать авторов. Они очень разные люди, и впечатления у каждого свои. И у меня – свои. Мне кажется, это замечательный момент – превращение литератора в рассказчика, каждому пишущему человеку интересно и полезно его пережить.
Если же тексты станут читать актеры – это просто совсем другое событие. Возможно, результат будет очень хорош, но от авторского исполнения он будет отличаться принципиально – как спектакль от мистерии.

Читать >>>

@темы: Интервью

16:12 

«Престиж». Интервью Кристофера Приста

Источник@

Дон Иффергрин: Давайте начнём с некоторых фактов. Когда вы написали «Престиж» и когда книга была издана?

Кристофер Прист: Я писал книгу в течение двух лет и представил рукопись моим Британским издателям в начале 1995 года. Они издали её в сентябре, а в 1996 она вышла в США. За последующие несколько лет книгу стали переводить на другие языки — я думаю, сейчас она вышла уже более, чем на 20 языках.

Д.И.: Откуда появилось название «Престиж»?


К.П.: Я намеревался написать продолжение к моему роману «Гламур» 1984 года и хотел было назвать его «Престиж». Однако, когда я заметил близость этого слова к термину фокусников «престидижитация» (ловкость рук), я понял, что оно станет прекрасным названием для другой книги, которую я тогда только задумывал. Такие совпадения — всегда находка для романиста.

Д.И.: Но «престиж» — это слово, которым фокусники пользуются столетиями.

К.П.: Многие так думают, в том числе и современные фокусники. На самом же деле иллюзионисты стали им пользоваться только после 1995 года. Я его придумал, а сейчас оно уже вошло в язык фокусников.

Д.И.: Многие ли из персонажей «Престижа» — реальные люди?

К.П.: Большинство из упомянутых в романе вскользь действительно были фокусниками в те времена: Дэвид Девант, Джон Генри Андерсон, Невил Маскелайн и так далее. Из существенных персонажей реальны только двое. Никола Тесла — конечно, один из них. Другой — Роберт Нунан, который появляется в самом начале. Нунан — это было настоящее имя «Роберта Трессела», более всего известного в Гастингсе. Но он не был живописцем и декоратором, как описано в романе!

Д.И.: И Цзин Линь-Фу. Он был реален — почему Вы не упомянули его трюк с ловлей летящей пули?

К.П.: Потому что он не исполнял его. Это был его подражатель, американский фокусник Уильям Робинсон. Цзин Линь-Фу был настоящим китайцем, а «Чун Лин-Су» был сценический псевдоним Робинсона. Несколько лет подряд Цзин и Чун прилюдно враждовали, и их вражда мало чем отличалась от противостояния Бордена и Энджера в романе. Именно Чун Лин-Су показывал трюк с пулей, хотя и не изобрёл его. Он умер в 1918 году во время представления в Лондоне, когда по ошибке из трюковой винтовки в него выстрелили настоящей пулей.

Д.И.: Вы как-то сказали, что именно Цзин навёл Вас на идею романа.

К.П.: Обмолвился. Я уже обдумывал роман, когда познакомился с историей профессиональной тайны Цзина. В книге это ничего не изменило, но подтвердило, что я на правильном пути. Удивительная история Цзина подана в романе как анекдот.

Д.И.: Ваш роман, должно быть, единственный, в котором ни единожды не упомянут трюк, когда женщину распиливают пополам.

К.П.: Роман кончается в 1903 году, а иллюзионист по имени Селбит изобрёл «Распиловку женщины пополам» только в 1921.



Д.И.: Вы умеете исполнять фокусы?

К.П.: Нет, я — всего лишь романист. Я даже не знаю, как сделано большинство трюков — потому что фокусники никогда не выдают свои тайны. Всё, что меня интересует в фокусе — это его метафорическая природа относительно искусства. Например, мне всегда было интересно направлять мысли моих читателей по ложному следу, а фокусники используют схожую технику обмана. Это не ловкость рук: настоящий обман — когда исполнитель вынуждает свою аудиторию обманываться в том, что она видит… или, в моем случае — обманываться в том, что она читает.

Д.И.: Вы когда-нибудь пробовали сами написать сценарий?

К.П.: Сейчас я как раз работаю над сценарием под названием «Обрати внимание», основанным на оригинальной идее. Никто его еще не видел, так что буду осторожен. Как и в «Престиже», действие в нём происходит в 19 веке, и в его основе тоже лежит конфликт между двумя людьми. На этом совпадения кончаются! В «Обрати внимание» речь пойдёт про ошибочную схожесть, месть, падших женщин и самую интересную в мире полую статую.

Д.И.: А как насчёт других ваших книг? Интересуется ли кино какой-нибудь из них? И из какой, на ваш взгляд, получился бы лучший фильм?

К.П.: В разное время я продал права на большинство моих книг, но «Престиж» первым обрёл экранное воплощение. Над «Фугой темнеющему острову» сейчас идёт работа в Австралии. Сделать фильм из «Гламура» труднее всего, за эти годы уже было много попыток. Цикл рассказов про Архипелаг Мечты, по-моему, больше других заслуживает стать кинофильмом, но, кажется, он не очень известен. Я был бы рад видеть кого-нибудь, кто приложит мозги, попробовав сделать фильм из «Лотереи». И для фильма о Второй Мировой войне с некоторыми новыми шокирующими поворотами, я думаю, идеально подойдёт «Разделение».

Интервью взял Дон Иффергрин

октябрь 2006 г.

@темы: Интервью

14:41 

Из интервью с С.Лукьяненко

Источник@

-Сергей, с рождением ребенка у вас появились какие-то новые творческие планы?
Сергей
: Совершенно понятно, что сказки рассказывать придется. А раз уж рассказывать, значит придумывать их и записывать.
- Еще нет в голове какого-нибудь героя, вроде маленького мальчика Темы?
Сергей
: По-моему, называть главного героя книги именем собственного сына и как-то это проецировать — это не совсем верно для ребенка, насколько я знаю по примеру Кристофера Робина, который продал «Винни-Пуха», радостно избавляясь от всей доставшейся ему славы. Должны быть сказки, которые интересны ребенку, но необязательно, чтобы он сам действовал там со своим же именем.
- Понятно, что сейчас ему шесть месяцев и об этом еще рано говорить, но все же: вы как-то будете влиять на его литературные вкусы?
Сергей
: Я не знаю, насколько оправдано влиять напрямую. Другой вопрос, что ребенок, как правило, интересуется тем, что читают в семье: если он видит, что читают мама и папа, он сам будет тянуться к этим книгам. В его распоряжении домашняя библиотека, «30 квадратных метров книг», как я говорю. Их конечно пятнадцать квадратных метров, но они стоят в два ряда. Я книги собирал с сознательного возраста. В библиотеке часть моих книг, часть Сониных. Тут самое главное — не заставлять, потому что этим можно добиться только обратного эффекта. Мне самому в детстве читали сказки, я это очень любил и требовал, чтобы мне продолжали читать дальше. В какой-то момент мне сказали: «Ну, буквы-то ты уже все знаешь — читай сам». Я ответил, что читать не умею. Меня попросили прочитать по слогам два слова, после этого вручили книжку Носова и сказали: «Все, читай, уже умеешь». Я стал читать, и мне это ужасно понравилось. У меня до сих пор есть эти книжки и на них сохранились отметки ручкой. Я читал очень медленно и старательно. Прочитаю полстраницы, остановлюсь на какой-нибудь фразе, иногда даже не дочитав предложение до конца, поставлю галочку. Потом продолжу с того же места.
читать дальше

@темы: Интервью

18:19 

Макс Фрай: "Люди занялись искусством, когда перестали заниматься магией"

Источник@

"Мне интересны тексты такой силы, после которых бедный читатель выйдет из дома за хлебом, встретит этого чертового Деда Мороза и не сможет убежать – не от него, конечно, а от получившего новый опыт себя".

Мы встретились с Максом Фраем на книжной выставке, недавно проходившей в ЦДХ. Попить кофе, поговорить за жизнь и поучаствовать в презентации сборника рассказов «78». Вспомнив, что являюсь не только одним из авторов сборника, а еще и корреспондентом газеты ВЗГЛЯД, решила совместить приятное с полезным и взять интервью. Как подбираются рассказы и что такое «хороший текст», почему издатели упорно не хотят выпускать короткую прозу и зачем людям искусство? Ответы на эти вопросы читайте в эксклюзивном интервью Макса Фрая газете ВЗГЛЯД."


@темы: Интервью

14:39 

Наше все: Михаил Булгаков. "Эхо Москвы"

Бенуа
Сообщество - Театр: душа, история, искусство
Программа о выдающихся людях России за последние сто лет.

Ведущий: Евгений Киселев

Гости: Борис Соколов, историк, писатель, доктор филологических наук, автор "Булгаковской энциклопедии".
Михаил Ардов, протоиерей - считает "Мастера и Маргариту" самой большой творческой неудачей Булгакова.


Предисловие

Михаил Булгаков умер от скоротечной болезни почек ранней весной 1940 года, когда ему не было 50 – молодой по нынешним меркам человек. Российская традиция: самые талантливые художники часто уходят из жизни преждевременно. С последних фотографий на нас глядит изможденный старик с лицом, изрезанным глубокими морщинами. Русская история, которую другой наш знаменитый литератор Арсений Тарковский сравнил с сумасшедшим, который идет за тобою по следу с бритвой в руке, безжалостно преследовала Булгакова при жизни и после смерти. Революция и Гражданская война тяжелым катком проехала по его судьбе, по судьбе его родных и близких. Его книги не издавались десятилетиями, его спектакли снимались с репертуара, запрещались цензурой, возобновлялись и вновь снимались. Его главный роман, «Мастер и Маргарита», вышел почти через 20 лет после его смерти, усилиями его вдовы, Елены Сергеевны, которой помог Константин Симонов и некоторые другие литераторы. Люди постарше помнят, какой фурор произвело появление пусть в урезанной цензурой виде первой части романа в 11-м номере журнала «Москва» за 1966 год, как потом цензура, спохватившись, изымала из второй части публикации в 1-м номере за 1967 год все, что можно было оттуда выдернуть, и как по Москве гуляли экземпляры журнала, к страницам которого были подклеены кусочки самиздатовского машинописного текста с цензурными изъятиями. Спустя несколько лет при поддержке того же Симонова роман вышел уже в почти полном виде, что по тогдашним меркам, политическим и литературным нравам было чудом. Роскошные томики с тремя романами Булгакова, «Белой гвардией», «Театральным романом» и «Мастером и Маргаритой» в середине 70-х ходили по стране как самая твердая валюта, как золотые слитки. Порой казалось, что за эту книгу можно было достать все, что угодно, добиться всего, чего угодно, как и за билет на постановку «Мастера и Маргариты» в театре у Юрия Любимова в театре на Таганке, по которой несколько лет сходила с ума вся Москва. Булгаков был, безусловно, писателем политическим, его книгами советская интеллигенция, вольнодумная молодежь зачитывались как книгами протеста. Драматургическая версия романа «Белая гвардия», пьеса «Дни Турбиных», по странному недосмотру или просто по глупости советской цензуры десятилетиями шедшая на сценах разных театров и даже экранизированная, более других литературных вещей вселяла в умы подрастающих советских поколений уверенность в том, что белая гвардия, белогвардейская интеллигенция были, на самом деле, лучшей частью русского общества, уничтоженной революцией, самыми образованными, честными, порядочными, добрыми людьми. Книги Булгакова расшатывали коммунистический режим. Фильм «Собачье сердце» по одноименной повести с гениальным Евстигнеевым в роли профессора Преображенского, снятый режиссером Владимиром Бортко в разгар перестройки, сделал для крушения коммунистического режима и краха Советского Союза, возможно, не меньше, чем все злободневные публикации тех лет. Неудивительно, что по сей день для ортодоксальных коммунистов и плакальщиков по временам великой Советской империи нет фигуры более ненавистной, чем Михаил Афанасьевич. Новая волна интереса к Булгакову и споров о его творчестве возникла в наши дни, после того, как в 2005 году канал «Россия» показал многосерийную экранизацию романа Булгакова «Мастера и Маргариты», которую одни считают удачной, другие нет, третьи говорят, что роман Булгакова вообще невозможно экранизировать. Слишком много в нем мистики и просто черной магии. Мистического в судьбе Булгакова было и вправду много – от знаменитой фразой «рукописи не горят» до истории про последнее пристанище писателя. На могиле Булгакова, что в старой части Новодевичьего, лежит гранитная глыба, которая прежде была на могиле Гоголя, которая находится там же по соседству. «Укрой меня, Гоголь, своей шинелью», - сказал однажды Булгаков, и так оно и случилось.

Текст передачи

Источник@

@темы: Интервью

18:09 

Макс Фрай: "Мне не нравится называться брендом"

Bookmade

Макс Фрай

Под издательской маркой «Фрам», составленной из кусков слов «Амфора» и «Макс Фрай», вышла двухтомная антология, уже в названии которой заложен игровой принцип. Первый том называется «Пять имен девочек», второй – «Пять имен мальчиков». В каждом томе – произведения пяти авторов – и действительно, в первом все сплошь барышни, а во втором – молодые люди. Предполагается, что теперь читатель должен воскликнуть – «Я знаю!»

Пять имен мальчиков и пять девочек, итого десять. Аккуратные томики цвета апельсина с черной марроканской наклейкой-марочкой на боку. Девочки тоньше, мальчики потолще. На обложках резвятся черные детские силуэты.

Естественно, здесь женская проза – не обязательно про принцесс, кошек и долгий путь к свадьбе, как мужская не обязательно брутальна. Жесткий, беспощадный рассказ «Вова Четверодневный» написан Еленой Некрасовой, а сентиментальные обольстительные «Сказки 1 – 5 часа ночи» – Александром Шуйским. Поди разберись, какими судьбами к людям приходят их сюжеты!

Я знаю пять имен!.. Лена Элтанг рассказывает дивные итальянские сказки. Они перевиты певучим итальянским жаргоном, там происходят чудеса несказанные, сплошное колдовское волшебство и радость прекрасной жизни. Лея Любомирская щедро высыпает из рукава пригоршню мелких португальских лавочек, как они есть и как они должны быть. Вы были в Португалии? Я – да. Теперь – да. Феликс Максимов, поэт и чудотворец, то бросает нас в кипучее и страстное буйство монны Флоренции, в ядовитое, удушливое и умопомрачительное Возрождение, то возносит высоко-высоко, под самое небо, в разреженную чистоту. И голос его не сбивается ни на четверть тона. А Дмитрий Дейч колесит по Израилю, встречается с людьми, говорит о вещах простых и надежных, но от того не менее волшебных. А еще страшный рассказ о беглом зэке Вове, одержимом Светоч-Лазарем. Пуристам читать его нельзя, они захлебнутся в диком таежном языке. Рассказ этот ужасен и безысходен, но необходим. Я не представляю, как можно его выносить, написать и не сойти с ума хоть на минуту. Этот рассказ последний в первом томе. После него можно только закрыть книгу и с трудом отдышаться. Я знаю пять имен. А есть и еще пять.

Но хорошая антология – это плюс один общий рассказ, возникающий из сочетания всех прочих. Такое случается, если правильно нащупан пульс, если книга заботливо и умно выстроена, а это происходит нечасто. Добро, когда есть общая тема: сказки о привидениях, о драконах, о паровых двигателях. Но как быть, когда представляют не рассказы, но рассказчиков, и у каждого из них свой собственный голос, свои ангелы и свои пропасти? Какую общую тему выбрать тогда?

Общая тема, о чем на свой лад говорит каждый из играющих, на мой взгляд, такова: мир – необозрим, велик и прекрасен. Он складывается из старинных свитков, окровавленной бензопилы, марионеток, бакалейных лавок, Тридцатилетней войны, и черных бабочек, и дождя, и тысячи вещей, которых так сразу и не перечислишь. Иногда он невыносим, иногда грустен, иногда страшен, но всегда чудесен. Вот уж точно, мужская и женская версия Вселенной. Магический реализм, как он есть.


– Откуда вы берете такую прорву прекрасных людей?

– Понятия не имею, честно говоря. Ветром приносит, наверное, не все же ему уносить.

– И что, они вам все нравятся, такие разные?

Далее >>>

Размышляла и задавала вопросы Марина Богданова

@темы: Интервью

17:53 

Bookmade
Обзор Ксении Молдавской по современной детской литературе.
За основу обзора берутся две книги, которые достаточно давно представлены на книжных прилавках и пользуются спросом.
Обзор не новый, дату не увидела, к сожалению. Ибо один автор уже успел поменять издательство и продолжает издавать серию в другом (Матюшкина перешла из Азбуки в Аст/Астрель).
Но, услышать мнение критика никогда не поздно.



_______
Свершилось – западническая петербургская «Азбука», долгое время издававшая очень качественную, но только переводную детскую литературу, взялась за российских авторов. Причем не за тех, которых уже печатают другие издательства, а за тех, кого еще конкуренты «не окучили». Затея, прямо скажем, довольно рискованная: новые книги обязательно будут сравниваться с тем, что делала «Азбука» прежде.

Издательство прекрасно отдает себе в этом отчет и, кажется, даже подталкивает к подобным сравнениям: на обложке сказочной повести «Лапы вверх!» изображен весьма довольный кот Роберто из трилогии норвежца Амбернсьена.

Очередная история кота и пса по-русски действительно напоминает норвежский вариант: антропоморфные герои безо всякого человеческого участия (людей в их мире, кажется, вовсе нет) открывают собственное дело и даже преуспевают в нем. По ходу детективного сюжета кот и пес взаимодействуют с множеством зверей. Забавны картинки, сделанные по принципу «сами сочиняем – сами рисуем» и вполне в духе иллюстраций Николая Воронцова из амбернсьеновских книжек. На них множество мелких деталей, забавных надписей, штук и штучек, предназначенных для разглядывания. А то, что единственный полосатый носок на задней лапе Кролика вызывает весьма двусмысленные ассоциации, не должно смутить юного читателя. Его, читателя, возможно, даже не смутят имена главных героев: кот Кис-Кис и пес Фу-Фу, – хотя лично мне чудится в этом некоторая торопливость авторов. Но в целом книжка получилась забавная. Такой вполне можно занять без отвращения летний уикенд. Только, пожалуйста, без сравнений – они не пойдут на пользу «Лапам вверх!».

Варденбург Д.
Приключения Ульяны Караваевой: Повесть.
СПб.: Азбука-классика, 2004. – 240 с.: ил. 10 000 экз
.

Если уж мы стали сравнивать новые книжки с привычной продукцией «Азбуки», то «Приключения Ульяны Караваевой» московской журналистки Дарьи Варденбург тяготеют, пожалуй, к произведениям Астрид Линдгрен. Сходство нашей Ульяны со шведской Пеппи, конечно, весьма условно, но оно есть. Ровно в такой степени, чтобы говорить не о вторичности, а о продолжении традиций. Ульяна самостоятельна, как Пеппи с виллы «Курица», или Эмиль из Ленеберги, чиста душой, как Вася Куролесов, и непобедима, как знаменитый ее однофамилец-милиционер из книги Марины Москвиной. И не страшно, что художник Дмитрий Непомнящий прилепил бедной девочке уши куда-то на уровень нижней челюсти, – Ульяна Караваева все превозможет: выпутается из любых передряг, выручит друзей и найдет своего папу-изобретателя. Потому что за спиной ее – вся мировая детская литература, а дело ее правое. К тому же в «Ульяне» крепкий сюжет, забавные персонажи, жизненные наблюдения и живой язык. А некоторая «комиксность» главной героини только придает ей шарма.

Оба новых проекта «Азбуки» (а книги Варденбург и Матюшкиной и Оковитой грозят перерасти в сериал) стали своеобразными зеркалами, где отражается прежде всего читательский опыт авторов. Довольно дерзкие получились зеркала – каждое по-своему.

Источник: Книжное обозрение.

В дополнение к обзору, здесь можно прочитать интервью с Екатериной Матюшкиной от 22.08.06 >>>

@темы: Интервью, Критика

23:38 

Неужели возродится "Детская литература"?!

Rika Oliv
Олег Вишняков: "От нас ждут прорывов и свершений"

"Детская литература" как "Знак качества"



Около месяца прошло с тех пор, как в государственное издательство "Детская литература" Министерством по делам печати был назначен новый директор. Им стал Олег Вишняков (окончил журфак МГУ, в 1991-1993 гг. работал в журнале "Новое время", затем в издательстве "Эгмонт Россия" - редактором, главным редактором и заместителем директора). Какие изменения произошли в "Детлите" за этот месяц, каковы перспективы и планы - в беседе с Олегом Вишняковым.

Читать >>>

@темы: Интервью

23:32 

Под одну гребенку ИЛИ авторы, которых нет?

Rika Oliv
Лев Яковлев: "Детские писатели не хотят быть авторами"


Детские книги будто написаны одним автором - которого нет




Лев Яковлев - писатель, автор и ведущий передачи "Хорошие книжки для девчонки и мальчишки", составитель детских книг, руководитель творческого объединения "Черная курица" при Фонде Ролана Быкова. Наша беседа была приурочена к десятилетию "Черной курицы", возобновлению передачи на канале ТВЦ и предстоящей Московской международной книжной ярмарке на ВВЦ.

- Когда я вижу твою передачу, там действительно показывается много хороших детских книг, но в основном они познавательные, энциклопедии. А собственно литературу увидишь очень редко. Отчего так?

- А ее нет. Или почти нет. В передаче я стараюсь рассказать о чем-то более-менее неординарном. Но найти книжки очень сложно. Действительно, энциклопедии - это жанр с хорошим порой дизайном: прекрасные иллюстрации, бумага, полиграфия, умная, со вкусом, подача материала. А что касается сказок, стихов, рассказов, повестей - их я не вижу. Отличить одну книгу от другой невозможно. Такое ощущение, что всех нас научили выражаться одними и теми же словами и одинаково их складывать. Мы чувствуем одинаково, дышим, нюхаем и живем... Такого, кажется, никогда не было! Чуковский, например, был смелым, изысканным, энергетичным фантазером. А, предположим, Хармс был "игроком", испытывающим удовольствие от того, что слова булькают во рту, и смысл булькает, и все перевертывается. А, скажем, такая поэтесса - Эмма Мошковская, - она выпевала стихи, это были не стихи даже, а какие-то вокальные упражнения. А были еще у нас духарной Юрий Коваль, рафинированный и эмоциональный Валентин Берестов и многие другие...

Читать дальше >>>

@темы: Интервью

00:55 

Rika Oliv

Aнатолий Aлексин: «Главным моим героем всегда была семья»



3 августа отметил свое восьмидесятилетие Анатолий Алексин, классик отечественной литературы, лауреат Почетного диплома IBBY, «властитель дум» нескольких поколений. Кажется, нет в нашей стране человека, чье взросление обошлось бы без психологической прозы Алексина, кто не задумывался бы под влиянием его книг о своих взаимоотношениях с окружающим миром. Алексин говорит о вечном, общечеловеческом. Не случайно его произведения переведены на 47 языков и изданы во многих странах. Редакция «Книжного обозрения» поздравляет Анатолия Георгиевича с юбилеем и желает ему здоровья, счастья и новых книг.

Интервью

Источник: http://www.knigoboz.ru/news/news1976.html

@темы: Интервью

00:46 

Кто такая Маша Лукашкина?

Rika Oliv

Маша Лукашкина: «Репутация в определенный момент стала мне мешать»



Имя Маши Лукашкиной для многих редакторов является своеобразным знаком качества. «Нам пишет Маша Лукашкина; этот сборник составлен Машей Лукашкиной», – говорят они с гордостью. Многие мамы утверждают, что под стихи Маши Лукашкиной из сборника «Тайна», вышедшего пару лет назад, им хочется подпрыгивать и размахивать руками. Кто же она такая, эта Лукашкина, которая Маша, а не Мария?




– Имя Мария звучит уж слишком торжественно... Не чувствую я себя Марией. «Маша Лукашкина» как-то больше мне соответствует.

– То есть, такой символ детского мировосприятия? Вы поэтому стали писать для детей?

– Я стала писать для детей в 1984 году, когда работала в пионерском лагере: несколько девочек из моего отряда оказались на карантине, и я вместе с ними. Обедали мы позже всех, в кино не ходили... Девчонки заскучали и начали ссориться. Тогда я решила занять их кукольным театром, набрала на складе тряпичных кукол, написала сценарий в стихах. Потом начались репетиции, шитьё занавеса, игра на музыкальных инструментах... В общем, когда карантин сняли, девочки возвращаться в отряд не захотели. А я почувствовала вкус к творческой работе.

– И немедленно стали детским писателем?

– Не сразу. Вскоре после лагеря я вышла замуж и родила двух дочек. Когда ждала младшенькую, начала писать стихи. Выбрала время, поехала в «Мурзилку»... Меня пригласили на семинар Юрия Коваля. И он как-то сразу в меня поверил. А я испугалась, потому что понимала, что высокая оценка моих стихов обязывает, много читала, работала... И у меня вдруг пошли стихи от лица ребёнка. Я рассматривала содержимое буфета сквозь стекло, мечтала стать китом, переживала из-за того, что над любимым лысым дедушкой смеются мальчишки...

Однако такой творческий подъём не мог продолжаться долго. Я надорвалась, попросила Юрия Иосифовича отпустить меня, перестала ходить на семинар... А в 1994 году позвонил Олег Кургузов и сказал, что сказочной газете «Жили-были» нужен литературный редактор. Три года я работала в газете. Это была хорошая школа. Однако начальство всё время пыталось понять, отчего газета раскупается не слишком бойко. За три года у нас сменилось пять главных редакторов. Приглашались новые сотрудники, увольнялись старые. В 1997 году уволили меня.

И тут, вопреки всему, я почувствовала такую свободу! Освоила компьютер, стала ходить по издательствам с новыми стихами. Но оказалось, что время, когда можно было издать стихотворный сборник, ушло. Грянул дефолт. А у меня как раз накануне этого события в одном крошечном издательстве появилась книжечка: «Происшествие в муравейнике. Раскраска-детектив». И вот уже «Оникс» обратился ко мне с просьбой придумать «нечто похожее», потом – «Астрель»...

Литературные редакторы «старой школы», говоря о том, что им нравятся мои стихи, просили меня составить сборник кроссвордов или головоломок. Для начала, мол, чтобы в издательстве ко мне привыкли... И чтобы дать мне возможность заработать.

Кстати, репутация «составителя игр и кроссвордов» в определённый момент стала мне мешать. Я приходила в издательство со стихами, а мне говорили: «Нет, игры сейчас не нужны». И даже слушать меня не хотели. Однако я продолжала писать стихи. И переводить начала. В 1995 году побывала на конференции детских писателей в США. И я считаю, что поездку ту полностью отработала. Перевела несколько стихотворных сказок обожаемого в Америке писателя Доктора Сьюза (одну из них, «Слон Хортон высиживает яйцо», издали отдельной книжкой). Там же, в Америке, купила стихотворный сборник Стивенсона. Несколько лет вчитывалась, потом стала переводить: «Страна на одеяле», «Армии в огне», «Феи в цветах»...

– Маша, а у вас есть какой-то «проект мечты», связанный с детскими книжками?

– И не один. Во-первых, я считаю своим долгом издать Стивенсона несколько в другом виде. Не для взрослых любителей поэзии, как он вышел в издательстве «Радуга» в 2000 году, а для детей – с крупными цветными рисунками. Хотелось бы издать сборник «Сказки Доктора Сьюза», куда бы вошли все его переведённые на русский язык сказки. Напечатать перевод стихотворной сказки «Базар гоблинов» Кристины Россетти. Наконец, издать свой собственный стихотворный сборник «Розовые очки. Были, небылицы, сказки».



@темы: Интервью

00:38 

Интервью с писателем - Анатолий Костецкий: "Я оптимист!"

Rika Oliv
«Жаворонок», который обязан быть оптимистом



До недавнего времени я был абсолютно уверен, что современная украинская детская литература пребывает в состоянии летаргического сна. Молодые писатели "вымерли" как вид либо же "мутировали" и работают на "северного соседа", пожилые... да где они, пожилые?! Если и есть, то ребячьего задора у них наверняка не осталось. Но встретившись с этим человеком, я был приятно удивлен. Анатолий Костецкий, автор более тысячи детских стихотворений и нескольких сказочных повестей, напоминал добродушного волшебника. Мы долго говорили с ним о детях и о детской литературе - хотя первый мой вопрос касался писательского распорядка дня.

Читать >>>

@темы: Интервью

ВИНЬЕТКИ: мир детской и юношеской литературы

главная